This is for testing: пробую загнать большой кусок текста

амысел эпопеи формировался задолго до начала работы над тем текстом, который известен под названием Война и мир. В наброске предисловия к Войне и миру Толстой писал, что в 1856 г. начал писать повесть, герой которой должен был быть декабрист, возвращающийся с семейством в Россию. Невольно от настоящего я перешёл к 1825 году... Но и в 1825 году герой мой был уже возмужалым, семейным человеком. Чтобы понять его, мне нужно было перенестись к его молодости, и молодость его совпала с ... эпохой 1812 года... Ежели причина нашего торжества была не случайна, но лежала в сущности характера русского народа и войска, то характер этот должен был выразиться ещё ярче в эпоху неудач и поражений... Так Толстой постепенно пришёл к необходимости начать повествование с 1805 года.
Битва под Аустерлицем

К работе над повестью Толстой возвращался несколько раз. В начале 1861 года он читал главы из романа Декабристы, написанные в ноябре 1860 начале 1861 года, Тургеневу и сообщал о работе над романом Герцену.[1] Однако работа несколько раз откладывалась, пока в 18631869 гг. не был написан роман Война и мир. Некоторое время роман-эпопея воспринимался Толстым как часть повествования, которое должно было закончиться возвращением Пьера и Наташи из сибирской ссылки в 1856 (именно об этом идёт речь в 3-х сохранившихся главах романа Декабристы). Попытки работы над этим замыслом предпринимались Толстым последний раз в конце 1870-х, после окончания Анны Карениной.

Роман Война и мир имел большой успех. Отрывок из романа под названием 1805 год появился в Русском вестнике 1865 г.; в 1868 г. вышли три его части, за которыми вскоре последовали остальные две (всего четыре тома) [2].

Признанный критикой всего мира величайшим эпическим произведением новой европейской литературы, Война и мир поражает уже с чисто технической точки зрения размерами своего беллетристического полотна. Только в живописи можно найти некоторую параллель в огромных картинах Паоло Веронезе в венецианском Дворце дожей, где тоже сотни лиц выписаны с удивительною отчётливостью и индивидуальным выражением[3]. В романе Толстого представлены все классы общества, от императоров и королей до последнего солдата, все возрасты, все темпераменты и на пространстве целого царствования Александра I[3]. Что ещё более возвышает его достоинство как эпоса это данная им психология русского народа. С поражающим проникновением изобразил Толстой настроения толпы, как высокие, так и самые низменные и зверские (например, в знаменитой сцене убийства Верещагина).

Везде Толстой старается схватить стихийное, бессознательное начало человеческой жизни. Вся философия романа[3] сводится к тому, что успех и неуспех в исторической жизни зависит не от воли и талантов отдельных людей, а от того, насколько они отражают в своей деятельности стихийную подкладку исторических событий. Отсюда его любовное отношение к Кутузову, сильному, прежде всего, не стратегическими знаниями и не геройством, а тем, что он понял тот чисто русский, не эффектный и не яркий, но единственно верный способ, которым можно было справиться с Наполеоном [3]. Отсюда же и нелюбовь Толстого к Наполеону, так высоко ценившему свои личные таланты; отсюда, наконец, возведение на степень величайшего мудреца скромнейшего солдатика Платона Каратаева за то, что он сознаёт себя исключительно частью целого, без малейших притязаний на индивидуальное значение. Философская или, вернее, историософическая мысль Толстого большей частью проникает его великий роман и этим-то он и велик не в виде рассуждений, а в гениально схваченных подробностях и цельных картинах, истинный смысл которых нетрудно понять всякому вдумчивому читателю.

В первом издании Войны и мира был длинный ряд чисто теоретических страниц, мешавших цельности художественного впечатления; в позднейших изданиях эти рассуждения были выделены и составили особую часть. Тем не менее, в Войне и мире Толстой-мыслитель отразился далеко не весь и не самыми характерными своими сторонами. Нет здесь того, что проходит красною нитью через все произведения Толстого, как писанные до Войны и мира, так и позднейшие нет глубоко пессимистического настроения. И в Войне и мире есть ужасы и смерть, но здесь они какие-то, если можно так выразиться, нормальные. Смерть, например, князя Болконского принадлежит к самым потрясающим страницам всемирной литературы, но в ней нет ничего разочаровывающего и принижающего; это не то, что смерть гусара в Холстомере или смерть Ивана Ильича. После Войны и мира читателю хочется жить, потому что даже обычное, среднее, серенькое существование озарено тем ярким, радостным светом, который озарял личное существование автора в эпоху создания великого романа.

В позднейших произведениях Толстого превращение изящной, грациозно кокетливой, обаятельной Наташи в расплывшуюся, неряшливо одетую, всецело ушедшую в заботы о доме и детях помещицу производило бы грустное впечатление; но в эпоху своего наслаждения семейным счастьем Толстой все это возвёл в перл создания.

Позже Толстой скептически относился к своим романам. В январе 1871 года Толстой отправил Фету письмо: Как я счастлив,.. что писать дребедени многословной вроде Войны" я больше никогда не стану[4]

6.12.1908 года Толстой записал в дневнике: Люди любят меня за те пустяки Война и мир" и т. п., которые им кажутся очень важными. [5]

Летом 1909 года один из посетителей Ясной Поляны выражал свой восторг и благодарность за создание Войны и мира и Анны Карениной. Толстой ответил: Это всё равно, что к Эдисону кто-нибудь пришёл и сказал бы: Я очень уважаю вас за то, что вы хорошо танцуете мазурку". Я приписываю значение совсем другим своим книгам.
Author:Guest
Posted: 23 Feb 2011 19:22
ещё ответ
Author:Guest
Posted: 24 Feb 2011 11:27
Final Fantasy XII (ファイナルファンタジーXII, Fainaru Fantajī Tuerubu?) is a console role-playing video game developed and published by Square Enix for the PlayStation 2. Released in 2006, it is the twelfth title in the Final Fantasy series. The game introduced several innovations to the series: battles occur without a transition to a separate screen; a customizable "gambit" system automatically controls the actions of characters; and a "license" system determines which abilities and equipment are used by characters. Final Fantasy XII also includes elements from previous games in the series, such as summoned monsters, Chocobos, and airships.

The game takes place in the fictional location of Ivalice, where the empires of Archadia and Rozarria are waging an endless war. Dalmasca, a small kingdom, is caught between the warring nations. When Dalmasca is annexed by Archadia, its princess, Ashe, creates a resistance movement. During the struggle, she meets Vaan, a young adventurer who dreams of commanding an airship. They are quickly joined by a band of allies; together, they rally against the tyranny of the Archadian Empire.

Final Fantasy XII received universally high scores in reviews, and earned numerous awards in various categories from noted video game publications. Selling more than two million copies in Japan, it became the fourth best-selling PlayStation 2 game of 2006 worldwide. As of March 2007, over 5.2 million copies of the game have been sold worldwide.[2] A sequel, Final Fantasy XII: Revenant Wings, was released for the Nintendo DS in 2007.
Author:Guest
Posted: 16 Mar 2011 19:46
Message
    • Password?

    • Only registered users are allowed to post here. Please enter your login/password details upon posting a message, or sign up first.